П
олный текст рок-оперы "Темный Ангел"

Первый акт

Сотворение (Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer).

1. Начало в прошлом (слова, музыка – JAM).

2. Сотворение (слова, музыка – JAM).

3. Престол (слова JAM, музыка Владимир "Кайл" Волков).

4. Искушение (слова JAM, музыка Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer).

5. Совет Архангелов (слова, музыка – JAM).

6. Чаша – Габриэль (слова, музыка – JAM).

7. Дуэт - Габриэль и Князь (слова, музыка – JAM).

8. Три решения (слова, музыка – JAM).

9. Последняя капля (слова, музыка – JAM).

10. Темное Воинство (слова, музыка – JAM).

11. Попытка увещевания (слова, музыка – JAM).

12. Светлое Воинство – Победа! (слова, музыка – JAM).

Конец первого акта

Второй акт

Падение (Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer).

13. Отчаяние! (слова, музыка – JAM).

14. Память – Уриэль (слова, JAM, музыка Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer, мелодия Д.Экслер).

15. Память – Микаэль (слова А.Зорин, музыка – JAM).

16. Память – Габриэль (слова А.Зорин, музыка JAM, Д.Экслер, Солльх).

17. Ад (слова, музыка – JAM).

18. Дуэт-прощание - Габриэль и Князь (слова, музыка – JAM).

19. Зачем ты нас создал? (слова, музыка – JAM).

20. Побежденные (слова JAM, музыка Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer, мелодия Д.Экслер).

21. Ангелы Тьмы (слова, музыка – JAM).

22. Темная истина (слова, музыка – JAM).

23. Победители (слова А.Зорин, музыка – JAM).

Финал (Владимир "TGR" Алимин, Ирина Полетаева, Hallioth Singer).

Конец второго акта

Первый акт

1. Начало в прошлом.

(Даниэль, Габриэль, Князь.)

По залу скользнул угасающий звон,
Простерлась рука чрез забвенье и сон...
И я, заглянув в эту чашу невольно,
Увидел лишь тени ушедших времен...

Из тысячи страниц
Последняя страница,
Где тень реальных снов
Как вырванный листок.
И как мне разделить, где маски, а где лица?
О Бог мой, Ты ли одинок?

Из тысячи легенд
Не сказанная правда,
Не видно ни следа, но где-то за душой
На копьях мертвых крыл последнего отряда
Остался ль кто-нибудь живой?

Кто ты?
Зачем наша правда тебе и таким же, как ты?
Знаешь ли,
Вечность наградой свои оставляет следы
На крыльях моих,
Чужих письменах...

...Но вечен ли миф?
И кто из нас прав?

Что ты можешь ответить на этот призыв?
Путь пройден для тебя и меня.
Эту вечность еще нам делить на двоих,
Ты ж святого боишься огня.

Что дашь ты ему:
Свой свет или тьму?

Твой огненный лед?
Твой глаз переплет?
Пускай сам идет!

Из тысячи преград
Не сложится спасенье,
И к тысяче шагов ответа не добавить.
И раньше я не знал, как тяжко откровенье.v Я слышу вашу боль...
Но не могу исправить.

2. Сотворение.

(Даниэль, Уриэль, Габриэль, Рафаэль, Микаэль, Салафиэль, Варахиэль, Иегудиэль, Князь, Вельзевул.)

Я их не слышу -
Словно за стеной прозрачной проходят тени.
Что со мной?
Кто настоящий, кто живой?
Не магия, не волшебство, тут Божий промысел?
Вот он?
Зачем случайности ведут
Нас раз за разом,
Ведь от пут
Жестоких не спастись...
Смотри,
Смирись.
Кто кистью мира пишет письмена,
Тот знает правду?!
Все предначертано, они пришли и ждут.
Была Весна!

Осколки собрать – есть ли труд для меня,
И вспомнить узор на боках того дня?
Но чаша разбита, и все изменилось,
И память вином напоила меня...

Как пробивается росток,
Ловя прохладную росу,
Я был с Тобой, в Тебе, мой Бог,
Я ждал во сне и видел суть.

Не знать железа и огня,
Не быть, но явью мира стать.
В незримой книге бытия
Войти в страницы, как печать.

пр.
Что же Ты, Господи,
Что же Ты делаешь,
Кто же ложится на руки Твои?
Встать в одиночестве,
Ликом ли, Бездною,
Мир разделяя на миги любви –
...
Словно себя.

Я чую: трепет синевы,
В меня вошедший, стал дыханьем.
Впервые – слезы от сознанья,
Ты отпустил, сказав: «Живи».

И случай странности игры,
И странность в звездах отраженья,
И слово дерзкого движенья,
И крыльев стонущий порыв...

пр.
Что же Ты, Господи,
Смотришь в молчании?
Видишь – ложатся на руки Твои
Лики прозрачные, крылья хрустальные.
Кто мы Тебе, Твои лики любви?
...
Часть Твоего одиночества?

Как жаркий свет в моих глазах,
Как отраженье Твоих мыслей,
Я в этой вечности лучистой
Своим собратьям не собрат.

Они прохладны и чисты.
Они – как бездна в своих чувствах.
Я знаю, что хочу безумства,
Любви на грани пустоты.

пр. Что же Ты, Господи?
Крылья расправлены,
Шаг – и меж нами исчезнет порог.
Знаю, что создал нас Ты в ожидании.
Чувствую – Ты, как и я, одинок...
...
Как и я, одинок!

3. Престол.

(Даниэль. Князь.)

Молчание.
Наверное, с ума
Сойти мне было б проще.
Не слова – стена,
Ответа нет, он не получен,
Нет.
Что может вдруг спасти?
Мы видим пламя Ада.
И изначальный Свет в нем тонет,
Тонет, как в безумье тонет разум.
А в бурном море тонут корабли.
И не спастись - и не спасти!

Последний ли в воинстве бед я пришел?
Последний ли путь в твое сердце нашел?
Последней ли каплей в той чаше вопросов
Остался мой вздох – неразвернутый шелк?

Не пред престолом я стою.
Я – Твоих истин вечный странник,
В Твоих творениях изгнанник,
Ну что ж, за жизнь благодарю.

Мне Твоих звезд не виден свет.
Мне откровение как кара.
Неужто сделал я так мало,
Чтобы услышать Твой ответ?

пр.
Почему Ты молчишь?
Я теряю последнюю нить.
Почему Ты не слышишь,
Как сладко любовью наполненным быть?
Почему Ты молчишь?

Я словно прах у ног Твоих.
Светясь недолгою зарницей,
Позволь мне стать Твоею птицей –
Ведь неба хватит на двоих!

Позволь мне стать самим собой,
Ведь Ты таким меня и создал!
Позволь мне видеть Твои звезды,
Один лишь шаг пройти с Тобой!

пр.
Почему Ты молчишь?
Неужели раскрывшему грудь только смерть?
Я ли сплю, Ты ли спишь?
Для чего мне тогда Твой подарок – взлететь?
Почему Ты молчишь?

Открой мне небо, дай дышать
И быть в Тебе Твоим дыханьем!
Я не приемлю расстоянья,
Ты рвался сам, чтоб нас создать!

Зачем молчишь Ты в пустоте,
В которой я стою, немея?
Я дерзок пред Тобой, но смею
Пройти хоть шаг к своей мечте!

пр.
Почему Ты молчишь?
Или рок мой предсказан Тобой?
Если Ты так решил,
Я готов на любовь и на бой!
Почему Ты молчишь?

4. Искушение.

(Даниэль. Князь, Вельзевул.)

И снова молчанье,
А пламя сильней.
Распахнута грудь, в ней нет сердца,
Но в ней,
Крича как ребенок, просящий любви,
Но словно слепой и глухой.
- Так живи!
Ответом стремится из сердца в уста,
И истина эта
Чертовски проста -
Настолько, что лучше ее не понять.
И крик слепит Небо,
Что сил нет обнять.
Я чашу разбил и осколки ищу.
Прощу ли себе ли, Тебя ли прощу?
Но кровь, как вино, пробегает по венам...
А видишь ли Ты, что Тебя я ищу?..

Мелодия вечного счастья -
Какая она?
Покой бытия?
Творение пламени рвет мою грудь -
Увижу ли путь, узнаю ли путь?

В дыхании Твоем
Не буду ли один?
Подай мне знак,
Мой Господин,
Что я любим -
Тобой любим.

пр.
Нет, это не будет правдой,
Нет, я не хочу покоя.
Нет, братья мои не правы,
Ты ожидал другое!
Я сохраню в себе чистый огонь,
Зная, что избран Тобой.

Послушай, ну разве в молчании
Скроешь ответ,
Где истинный свет?
Познание сути меняет ли суть?
На вечность взглянуть, на вечность взглянуть...

Я знаю, что Ты ждешь,
Ведь я с Тобой един!
Подай мне знак,
Мой Господин,
Что я любим -
Тобой любим.

пр.

А взгляд Твой – судьбой в бесконечность.
Сумеешь ли Ты одолеть свою вечность?
Поднимешь ли словом одним?
От меня до Тебя только шаг, только миг...
Расплата за шаг -
Ты не будешь один,
Ты будешь любим лишь мною.

пр.

5. Совет Архангелов.

(Даниэль. Микаэль, Рафаэль, Салафиэль, Варахиэль, Уриэль, Иегудиэль.)

Я мог бы не знать, как не знали они,
Что это тот жар невозможной любви,
Что не избежать
И не изменить.
Что лишь умереть -
Или проще убить?

Мы пили из чаши дыхания сон.
Мы ведали правду начальных Имен.
И как же случилось – меж нами нашелся
Один, что за Словом не видит Закон?..

Сегодня меж нами мелодией слов
Мне должно поведать свое откровенье:
Меж нами есть тот, кто изведал сомненье,
Меж нами – познавший иную любовь!

Мне ведомо то, о чем ты говоришь,
Я сам информацию к слову прибавлю:
Целительства знанье испробовав лишь,
Он мне говорил про иное познанье.

Он нам говорил, он смущал нашу честь,
Как будто не знаем, куда он все клонит -
Что, кроме дыханья, и близкое есть
Прикосновенье другого к другому.

Да этим ли он нас хотел удивить!
Как будто не знаем того и другого.
Да видишь ли, что: он пытался просить,
Да что там – потребовать это у Бога!

Совсем он свихнулся, несчастный глупец!
Да кто же позволит такому свершиться?
Ну здесь еще ладно, но там же – Творец!
На что он надеялся, глупая птица?

Конечно, судье да судимому быть,
Но все же, о братья, я так полагаю:
Призвать и примерно о всем допросить.
Хоть, что он ответит, я, кажется, знаю.

Морока с влюбленными, просто беда!
Ну что же меж нами ему не хватало?
В любви есть познанье, в молчанье слова.
А этому гаду всех ангелов мало?

6. Чаша – Габриэль.

(Даниэль. Габриэль.)

Он мог бы уйти, как сумели уйти все они.
Остаться решил, потому что простить бы себя он не смог.
Он мог бы смолчать,
Но единственный прямо спросил,
Хоть знал эту правду, хранил в своем сердце...
Другой
Была его чаша разлук.

Но здесь не случилось иного пути,
Раз брат твой уходит и друг.
Все.
Прощай и прости.

Горчащая чаша прямого пути...
И смелость, как взгляд, что не в силах простить.
И гордость, как кровь, что глаза застилает.
И больно остаться. И страшно уйти.

Что мне глаза твои – слезы,
Которые мне не собрать.
Знаю, что рано иль поздно
Устанешь молчаньем скрывать
Свой огненный крик,
Свой выбранный путь.
И я в этот миг смогу лишь вздохнуть
И разбить
Твой небесный храм судьбы,
Опаленный Тьмой и Светом.
Ты уйдешь скитаться где-то,
Я останусь, как решил.

Что мне – молчаньем, как шагом,
Отмерю себе новый путь.
Знаю, что вечность наградой
Спешит свои руки сомкнуть
На крыльях моих.
На долгом полете клинка
Не скрыться от них,
Я буду один, как и ты без меня
Навсегда.

Не пройти, не пронести
Сквозь ладони чашу эту,
Упоительную светом,
С темным привкусом пути.

Что мне открыл ты, собрат мой,
Что сталь запеклась на губах?
Знанье не скроешь молчаньем -
Так значит, не только я прав?

Прошу, отпусти, не держи,
Дай забыть -
Мне проще убить,
Чем знанье хранить!
Позволь же убить!
Мне проще убить!..

7. Дуэт - Габриэль и Князь.

(Даниэль, Габриэль, Князь.)

Чужой.
Уже.
Но почему
Так больно по губам саднит проклятым словом?
Не должен мне,
Не должен никому
И никогда не выберет другого.
Никто не видел.
Знал ли это сам?
Что шаг за шагом
Дальше в бездну, дальше
Уходят те, кто ждать уже устал.
Уйдем и мы.
И мир вдруг станет старше.

Следы остывают. За ним ли, за мной?
И чаша у губ – холодящей луной.
Возможно, спрошу – но ответом услышу
Лишь вечность, что пала вокруг пеленой.


Кто ты? Ответь мне,
Кого я увижу, когда обернешься ко мне?
Чувствую взгляд, но ответа не слышу
В нашей единой струне.
Я не могу свои крылья расправить
Выше твоей немоты.
Силой, мне данной, могу ли расправить
Темные раны твои?

Я не желаю касаться меча,
Заключенного верой во мне,
Но молюсь о тебе.

Что ты хочешь услышать
Из сомкнутых уст
В безответной, беззвучной мольбе?
В тени сомкнутых рук и коленей я чист,
Но огонь мой – зачем он тебе?
Я молюсь другим небесам,
Я в другое пламя гляжу,
Загляни в себя – ты же сам
Жаждешь знанья иного,
Какого я жду.

Кто ты? Не знаю
Такого познанья,
Какое не ведомо мне.
Брат мой, не ты ли увидел спасение,
Вспыхнув в небесном огне?
Сила равна. Как на лезвии стали
Мы – отражения знак.
Крылья твои опадают печалью.
Что же случилось не так?

Я не желаю касаться огня,
Зажигая в тебе ту же боль,
Но быть рядом позволь.

Что ты можешь –
Коснуться спиною к спине
И стоять изваяньем меча?
Ты отважен и горд –
Так приблизься ко мне,
И взглянув мне в глаза, отвечай:
Есть ли лучше небо, чем то,
Что в зрачках моих пламенем жжет?
Есть ли выше безумный полет?
Есть ли мудрость смирения в том,
Чтоб отвергнуть любовь?

Кто ты? Мой ангел крылатый,
Мой меч так и просится в путь.
Кто ты? И где теперь брат мой?
Кого ты хотел обмануть?
Вижу лицо твое, брат ли? -
Твое отраженье во мне...
Вот за безумие плата -
Кто выйдет, сгоревший в огне?

Крылья распахнуты в крест
Как меча рукоять.
Чего же мне ждать?

Ты добился ответа, ну что же, смотри,
Как рождается горький мотив!
Что ты знаешь,
Погрязший в бесплотной любви,
И ни капли огня не пролив?
Мой огонь другим небесам,
И другая молитва огню.
Ну а смог бы ты выдержать сам
Тот поток, что тебе отворю?

8. Три решения.

(Даниэль. Рафаэль, Микаэль, Иегудиэль)

Друг друга не слыша,
Но чувствуя взгляд
Друг друга.
Решаясь, решая, круша все подряд
Вне круга.
Смотрите, смотрите, доспехи для сердца
Куются легко,
И вот малая дверца
До самого главного
Скрыта под сталью.
Вот принципы истин -
Они ими стали

Как долго лететь от крыла до крыла?..
Как долго смотреть, прогорая дотла?..
Как долго нам пить эту чашу печали,
Ища оправданья словам и делам?..

В свете глаз твоих познанье
И нарушенный покой.
Не смиривший свое пламя,
Ты другой.

В небесах бледнее света
Ты стоишь над пустотой.
Ты – вопрос, но без ответа,
Ты другой.

Я хотел бы проникнуть
В смятенье твое,
Остудить хоть немного сухие ладони,
Дать спокойствие сна
Твоим мыслям бездомным
И молить о прощенье
За слов острие.

Что за мысли в твоей силе?
Что за хладный блеск вершин?
Неужели в этом мире
Ты один?

Мы – собратья по незнанью,
А меж нами, словно клин,
Твое гордое молчанье.
Ты один.

Я хотел бы прохладой
Взойти в твой чертог,
Этих стен раскаленных
Дыханьем коснуться,
Чашу боли заставить заснуть,
Не проснуться.
Братья любят тебя -
Верь, ты не одинок!


С кем ты говоришь, зачем ты говоришь -
Он не слышал нас никогда!
С нами он такой, жалуется лишь,
Ну а если будет беда?

В благости своей мы окружены,
Между нами спорящих нет!
Ну а если он – знамя для войны
Тех из нас, кому ярок свет?

Может быть, он знаменье для ждущих
Свой шанс для падения вверх!
Может, просто не хочет услышать
Всех тех, кто поет небеса!
Ведь он словно решил свою силу
Сокрыть вдалеке ото всех -
Он просто не верит в созданье
Себя и таких, как он сам!

Он не стоит слов, поверь, никоих слов,
Он, глядящий только в себя!
Чую, что финал будет не суров,
Как когда б его делал я!

Знаю только то, что я буду прав,
Словно зов меня осенил!
В вечности стою, силы знак избрав -
Проклят путь, что он нам открыл!

Чувствую: он – тяга к безумью,
И взгляд его, будто огнем,
Сжигает цепь благоразумья,
И я словно в нем растворен!
Крылья горят, может были оплавлены
Прикосновеньем руки?..
Братья, ответьте, я прав ли,
Отвергнут ли?
Братья, ответьте, как жить!

....................................
Все мы, братья, созданы для счастья,
Для святого мира и любви.
....................................

Ты хочешь умереть –
Попробуй умереть.
Ты хочешь как-то жить –
Попробуй как-то жить.

Никто не обещал
Любить и не сгореть,
Никто не обещал решить.

пр.
Сам за себя, едины в одном,
Связаны, словно цепочкой лучи,
Волей Создателя это – наш дом,
Жечь этот дом я не вижу причин!

Ты хочешь мне сказать,
Куда приводит путь,
А мне неинтересен даже первый шаг.
Желаешь дать мне истину
Или обмануть -
Я сам себе отвечу, я сам себе дурак!

пр.

Не надо ярких жестов,
Не надо громких слов.
Просил прозренья каждый,
А я вам дам совет:
Отдайте свою правду
Тому, кто к ней готов.
Я слышал, что конечной правды нет.

пр.

9. Последняя капля.

(Даниэль. Астарот, Асмодей, Велиал, Вельзевул, Князь.)

Его мне не спасти.
Вот тяжкий рок.
Он знал о нем?
А может быть, лишь сонною душой хотел проснуться
И восстать живым?
Без мудрости прохладного крыла
В горячем сердце страсти.
Но прошло
Его желанье яркою звездой,
И в прах упав, из праха встал Он
Пустотой.
Глаза его смотрели без Любви.
А мир откликнулся лишь эхом – жив? Живи
Теперь как можешь...
Одинок - и первый средь таких же одиноких.

Ни кость, ни металл нас не примут в друзья,
Но в чаше сраженья без стали нельзя –
Так будет ли сталью сильнейший из сильных,
Так будем ли мы как стена и лоза?..

Нам твердят, что он не прав ни в чем,
Ну а нам все это ни по чем!
Что любовью он отравится -
Ну и что ж, нам это нравится!

Пусть твердят, что непокорные -
Рядом с ним мы встанем, гордые!
В той войне не будет правил,
Значит, он на нас поставил!

Куда вы идете?
За мною – лишь пропасть,
Отчаянья стон.
Вы славу поете
Тому, кто в любви преступает закон.
Закон для меня –
Это только любовь,
И братом сраженный,
Воскресну я вновь...

Нам твердят: он будет каяться -
Ну и что ж, нам это нравится!
Что за грех без покаяния?
Странное, а все же знание!

Чем остаться дланью меченной,
Лучше быть, где все изменчиво,
Где известен только миг один!
Мы с тобой, поверь нам, Господин!

За кем вы идете?
В руках моих звездных – дождей пелена.
Вы славу поете,
Да только она ли мне в высях нужна?
Я в прахе и пламени снова сгорю,
Потому что люблю...

Что ж, мы выбрали, ответь же нам:
Где закон, что ты для нас создал?
Где мечи горят для наших рук?
Мы соткем тебе незримый круг!

Мы здесь, братья твои верные!

... Братья, что же вы наделали?

Я в помощи - в мощи
Восставший из пламени словом любви,
Вы сделали проще,
Подняв мои крылья на стяги свои.
Какое безумство!
Но если нет выбора, значит – война,
Горящее чувство
Строкой оборотной ложится в меня, И любовь превращается в ненависть...
ДА!

10. Темное Воинство.

(Даниэль. Вельзевул, Астарот, Асмодей, Бегимот, Велиал, Князь.)

Нельзя остановить.
Нельзя сказать
Того, что вижу я.
Глаза в глаза -
Им страшно?
Нет. Пока не знают страха.
Им больно? Нет.
И умереть нельзя.
А можно только в яростной надежде
Желать того, что было бы как прежде -
Того, что было...
Нет, не видеть больше никогда!
Уж лучше путь Его – звезда - сгорит дотла, сожжет дотла!
Но в холоде таком, как раньше,
Никогда!
Не оставаться больше.

Мы были как тень за плечом твоих крыл.
Мы были и сном, и движеньем руки.
Но кровью из чаши полил нас однажды –
И вот за тобой встали воинством мы.

Наш выбор за нами,
Но чувствую я,
Какого бы знанья не ждал:
Нам всем предначертано
Золото дня
Клеймить, как презренный металл!
И звон серебра
Черной магией струн
Да будет во тьму обращен,
И тот, кто возвысился
В нашем кругу,
Он будет вовек не прощен!

Мы взяли сталь
Из наших слов.
Тянули стрелы наших рук.
И небо заревом – любовь
Открылась вдруг.
Мы только вечности часы,
По капле сброшенные вниз.
Никто пощады не просил,
Играя жизнь.

Нам боль не помеха,
Стократ тяжелей
Тому, кто на боли распят!
И эхо шагов,
Отражаясь от дней,
Сольется в живой водопад.
И пылью обточат сказанья века,
И лица на маски сотрут.
Но это все в будущем -
Здесь же пока
Нас копья тяжелые ждут!

Мы взяли сталь,
Короткий миг.
Мы взяли неба тетиву.
И образ пламени возник,
Вбирая свет и синеву.
Мы – только вечная игра,
Единых сил случайный блик.
Прощанье крыльев,
Но с утра -
Все тот же бой.
Все тот же крик.

Наш выбор за нами,
Нам боль не проклятье -
Вы небом, как кровью,
Окрашены, братья!

11. Попытка увещевания.

(Даниэль. Уриэль, Рафаэль.)

Ваш меч или слово понятны и мне.
Но поздно сейчас, и тогда мир в огне
Распался и пал.
А истлевшие флаги, мечи или копья...
Как знать вы могли великую силу
Бесценной цены,
Что вы предлагали, и что не спасла.
Но в мире осталась средь нас
Без числа.

Изломанных крыльев горячечный бред
Ложится в страницы на летопись бед.
Рафаэль
И нам остается над чашею павших
Выписывать болью полотна побед.

Можно ли? -
Одну любовь разъяли надвое,
И сталь глаза закрыла маревом,
И братья рвут свою судьбу.

Больно ли? -
Прощать триумф, проститься с павшими,
Росой омыть глаза уставшие,
Но кровь впитает синеву.

пр.
Я стою перед вами
И только прошу –
Обернитесь!
Те, кто встали за вами,
Простят,
Ведь иначе нельзя.
Ваша сила единая в Нем,
Хоть на шаг,
Но очнитесь!
Кто сказал, что иного пути
Нет в кругах бытия?

Знали вы,
Как крылья, пахнущие молнией,
Ветрами могут быть наполнены,
И всех держал Небесный Град?

Помните –
Любое сил предначертание
Есть радость высшего познания.
Ни шагу не пройти назад.

Видит ли
Творящий мир все это зарево?
Здесь никогда не будет правого,
А только рвущий небо взгляд.

пр.

Надо ли? -
Оружье с крыльями смешали вы,
В слепом неведенье не знали вы,
Как хрупок мир у ваших рук.

Правда ли,
Что слова нет для примирения?
И тянет взгляд одно мгновение...
Кто разорвет жестокий круг?

пр.

12. Светлое Воинство – Победа!

(Даниэль. Уриэль, Микаэль, Габриэль, Рафаэль, Салафиэль, Варахиэль, Иегудиэль.)

Того, что вижу я,
Не увидать другим.
Глаза в глаза,
И нечего сказать
Мне этим гордым правым и... жестоким.
Лишь небеса их могут удержать.
Но все, что было ими свершено,
Мне только строчек пеленой раскрыто,
И мне легко понять,
Какой на самом деле
Была цена.
Никто бы не успел остановить Его.
Они - успели.

Я крыльев разлет закалил, словно сталь,
И прочь отшвырнул золотистый хрусталь
Протянутой чаши – отравы манящей...
Для мира рожденный, я воином стал.

Есть ли наше знамя,
Кроме крыльев?
Есть ли меч острее,
Чем печаль?
В знании своем
Он стал бессильным,
И бессильны все,
Кто рядом встал!

Может ли он отвести
Денницу,
Тень, проклятьем
Вставшую над ним?
Словно перевернутой
Страницей
Обратится пламя
В прах и дым!

Он будет сожжен,
И все, кто за ним,
Да познают любовь
Наших клинков!
Не павший под ними
Не будет спасен -
Вот новый закон!

Есть ли в нашей
Верности служенью
Хоть несправедливости
Строка?
Если не исправить
Положенье,
Чем грозит для нас
Его рука?

Павший, он в бесчестье
Перед Богом,
Братьев наших
Вывернул умы!
В битве подведем
Наш спор итогом:
Кто здесь все же прав –
Они иль мы!

Есть ли наше знамя,
Кроме крыльев?

Он будет сожжен,
Он будет спасен.
Вот новый закон.

Конец первого акта

Второй акт

13. Отчаяние.

(Даниэль. Князь.)

Сегодня день теней и день воспоминаний
Для тех, что были раньше.
Жизни их, любви и смерти,
Что в паденье вспыхнула звездой
И стала явью.
Кто со мной... остался?
Более никто
Не сдерживает путь безумья моего.

Пускай я застыну вопросом твоим,
Но мне ли искать тишину для двоих –
Ведь в чаше моей, одинокой и горькой,
Надежды ни капли, вопрос – лишь один.

Как странно глядеть в эти звезды
И знать, что они – только глаз Твоих свет.
Как странно глядеть на потоки
И знать то, что их еще нет.
Как странно касаться губами
Немой пустоты!
И знанье сжигает меня
В этом знании – Ты!

пр.
Не прощенья прошу, но ответа:
Почему я лишь часть той любви?
Почему опаленного Светом
В прахе гордости Ты обвинил?
Я такой же, как Ты!
Я творенье Твое!
Я всего лишь открыл то, что знал -
Вот и все!

Как раненый вечною жаждой,
Пытаюсь вдохнуть ненормальную жизнь.
Того, кто проснулся однажды,
Ты братскою кровью заставил платить.
Как больно касаться руками
Холодных и вечно горящих камней...
Любил – так убей!

пр.

Я верный проклятью, как змей,
Ожидаю Тебя под покровом любым.
Познанье любви не страшней,
Чем горечь потери того, кто любим!
В глазах, словно жаждущих неба,
Лишь звезды Твои!
Познание истины – небыль,
Но в знании – Ты!

пр.

14. Память – Уриэль.

(Даниэль. Уриэль.)

Теперь одиночества чашу назвать может каждый судьбой.
Познать свою правду,
Пытаясь понять, что же было...
Другой
Средь них оказался,
Но все же - таким же, как все.
Он ушел, но остался
У каждого в сердце.
И мне
Не сложно сказать эту правду.

Я в чашу отчаянья пал, как слеза.
Я взглядом одним прожигал небеса.
Я выдохнул сталь на пространство эфира
И замер, вглядевшись в больные глаза...

Мне неизвестность и судьба
Дают один мотив:
Ответа буду ли лишен,
Иль знаньем побежден?
Ты промолчал бы,
Впрочем, я ушел бы, не спросив,
Виденье было или сон
Того, что я лишен -

Увидеть цвет крыльев,
Вобравших огонь
И окутанных пеплом.
Быть может, забыл я,
Какого небесного цвета
Их легкий полет...

Над темным временем стою,
Потока не испив.
Вопросы перебрав в руке,
Цвет крови в пальцах сжал.
Но стонет за моим плечом
Все тот же злой мотив,
И ясно видеть я хочу,
Что он нам предсказал -

Увидеть цвет крыльев,
Такими, как были
В начале своем:
Не сломленных кровью,
Не сжатых огнем,
В полете одном, в дыханье одном!

Чего искал, ответь мне, брат?
Чего так жажду я?
Пройти с тобой весь долгий путь
Теперь не суждено.
Твоя строка кричит огнем
В страницах бытия,
В твоем молчанье был вопрос.
Отвечу я одно:

Я видел цвет крыльев,
Все пламя вобравших
Небесных одежд.
Вот истины след -
Отмеченный кровью их легкий полет.

15. Память – Микаэль.

(Даниэль. Микаэль, Салафиэль, Варахиэль, Иегудиэль, Рафаэль.)

Теперь все поздно.
Знать и вспоминать, как было.
И не исправить, не переиграть
Того, что Небо захотело вложить в своих созданий.
Так должно быть,
Так и стало.
Но отчего же больно так?

Я славы себе не просил и клинка.
Я ведал лишь то, что любовь нелегка.
Но я не отвергну даров своей чаши -
Пускай моя жизнь в мире только строка.

И вот он напротив, поднявшийся в буре стихий.
Мы сверлим его зеркалами невидящих глаз.
От трепета крыльев до легкого взмаха руки
Наш путь предначертан: Ты просто решил за нас.
И рвется небо на бликах,
И звезды дрожат безлико
В мертвой, оплавленной льдом вышине.
Я словно клинок в ножнах.
Скажи, ведь теперь можно –
Что Ты, мой Господь, уготовил мне?

Мы падали словно стена разрубленных фраз,
И кольев кровавая роспись покрыла зенит.
Но тайное пламя на дне тускнеющих глаз
Плескало вовне переплеты имен и лиц.
Взрывается Рай пожаром,
И тучи звенят поджаро:
Он вышел на свой последний виток.
Ты смерти ему не дал,
Желая вернуть в небыль.
Так что же Ты снова медлишь, мой Бог?!

И руку с рукой сплести, и выбросить ввысь,
И подойти, и боль на миг отпустить...
Но купол Твоих чертогов останется чист:
Чтоб смерть превозмочь, я должен всего лишь убить.
Ожог на губах криком.
Так что ж Ты молчишь, Великий?
Десница сжала пылающий меч как крест.
Тому, кто мне был братом,
Сложиться курганом ратным –
Так вот воздаянье Твое и благая весть?

Он будет низвергнут, дерзкий,
И примет его бездна,
Вбирая в себя переплеты имен и лиц.
И грудь вздымается ровно,
Лишь перья покрылись кровью.
Так кто же из нас достоин? Ответь, оглянись!

И мне ли в хмельном распятье
Выписывать лики братьев
Мечом творящим поверх сияющих риз?
Крыло распахнет горло,
И я поднимусь – гордо.
Но купол Твоих чертогов останется чист!

16. Память – Габриэль.

(Даниэль. Габриэль.)

Сложней всего ему,
Я это знаю...
Не знаю, почему, но что-то говорит:
Не брат его - он сам там был убит.
И жизнь свою в посмертье проклиная,
Он чашу истины испил и вот...
Молчит.

Мне слов этих пламя не выдохнуть ввысь.
Слова опустели, мечты не сбылись -
Лишь горечь на дне моей памяти-чаши
Да боль старых ран. Нет, они не срослись.

Мы были. И все, и ни слова: мы попросту были.
Когда-то, когда небосвод был торжественно свеж.
Наивно-прекрасные дети божественной пыли,
За блеском надежд мы не видели цвета одежд.

А после обрушилось болью последнее небо,
И взмахом ладони – приказ: «Ты остался. Живи»,
И я воспаленными нервами пробовал небыль,
И предал себя самого ради пепла Любви.

Я пил твою кровь леденящими венами Смерти,
Я звал твою душу по Имени, по именам -
Но Имя не Бог, лишь упавшие крылья расчертит
Горячее слово Война, что приснилось не нам.

Мне душно, мне больно - так вот запоздалая плата
За слабость попыток разменивать Вечность на час.
И ты не вернешься, и я отвернусь, лица спрятав
Иль Он прочитает ответ в жарком омуте глаз.

Я все бы отдал за последнюю встречу над Бездной,
Чтоб выдохнуть болью любовь и уйти в никуда.
Но ты не вернешься, а я отвернусь – бесполезно
Горит на рассвете твоя роковая звезда.

17. Ад.

(Даниэль. Вельзевул, Князь, Асмодей, Астарот, Велиал, Левиофан, Бегемот.)

Тут знают одиночество,
И он, наверное, нашел тут отражение себя -
Того, кто больше не вернется.
Не прощен.
Неслышим.
Не существует, не любя
Того, который замолчал
И видит Небо.

Над чашей соленой я ждал того дня.
Свое отраженье в ней видел и я.
И каждый, кто голосом душ овладеет,
Хоть раз да коснется ее у меня.

Закроешь глаза –
Представь одиночество,
Вечное-вечное,
Точное-точное.
И пламя в тебе
Перепутьем качается.
Жизнь не кончается,
Смерть не кончается.

Сколько пути до огня,
До живого тебя,
Нет ни ночи, ни дня.
Только по льду письмена
Непрочитанных строк,
Позабытых дорог.

Пр.
Вечности
Вы ждете
Словно избавления,
Как знанья тайного
Мгновения,
Возможность боли
Искупления.
Где есть закон,
Там нет сомнения.

На вздох задержись
И пойми безразличие,
Вечное-вечное,
Личное-личное.
И стужа тебя
Покрывалом укутает,
Изморозь иглами,
Лютая-лютая.

Сколько пути ты пройдешь?
Словно сломанный нож,
Пламя мастера ждешь.
Только в холодных ветрах
Ты прочтешь имена
Тех, кто был в чем-то прав.

Пр.

Ты не проси,
Что тебе предназначено -
Вечностью-вечностью
Будет оплачено.
Только тебе этот путь,
Словно истинный, он по ночам
Снится чистыми листьями.

Сколько тебе стоит ждать
И пытаться решать,
Чтоб хоть что-то понять?
Только на круге своем
Ты как пленник,
Спасенный огнем.

Пр.

18. Дуэт-прощание.

(Даниэль. Габриэль, Князь.)

Не знаю, смог бы я простить
Иль отпустить.
Себя безмерно не казня,
Молчать о том, что будто бьется сердце у меня.
Теперь вот так же,
Как и у того, другого.
Я смог бы промолчать?
Ни слова.
Они не глядя, видят все.
И все равно дорога разошлась.
Обоим в бездну -
В разные ее бескрайние ладони.

Я жаждал пределов червленую вязь.
Я шел на костер этих призрачных глаз.
Но чаша разбита моею рукою –
И в бездну по капле с крыла сорвалась...

Вопросом не стала
Ни тонкая нить,
Ни струна.
И крылья забрызганы кровью
Грядущих побед.
Не верю, не знаю,
В падении звал ли меня?
И чем для меня прозвучит
Молчаливый ответ?

В молчании
Пепел страниц,
Разделяющих надвое
Наше родство.
Мы – крылья изломанных
Птиц,
Когда-то узнавших и певших
Одно.

Но тонет во взгляде холодном
Твоих откровений печаль.
Кого же мне жаль?
Надрез вскроет сталь
Прощай же, прощай...

Ответов не знает
Ни павший,
Ни вставший над ним.
Ты сам подписал приговор,
И не только себе.
А смог бы ты сделать такое,
Не ставши другим?
А смог бы встать рядом
Со мной, равным мне?

Ответы в тебе,
Заключенные в вечном сомненье на грани небес.
В восстании
Или смиренье
Еще не рожденных чудес.
Но то, что подписано
Кровью, уже превратилось
В скрижаль.
Я – просто сожженный любовью,
Ты – просто один,
Так прощай.

Нас разными крыльями
Ветер разносит...

Я проклят.

Я буду один.

Вопрос у молчанья
Ответа не спросит...

Прощай

И на вздохе

Летим!

Прощай же, мой брат!
Пусть тебе райский сад
Не покажется вечным приказом забыть!

Прощай же, мой брат!
Я не знаю, кто прав,
Но ответ мне уже не дано изменить.

19. Зачем ты нас создал?

(Даниэль. Князь, Вельзевул, Астарот, Асмодей, Левиафан, Бегемот, Велиал.)

Ответят ему Небеса лишь весенним дождем,
Порывами ветра подхватят, ладони коснутся,
Согреет осенний закат
И листвы круговерть,
И шепотом, тихим как снег,
Он получит ответ.
И в солнце впиваться он будет глазами,
И вспыхнет огонь -
Такой же, как в сердце его,
Но не боле, не боле.

Тобою отмечен мой зов, словно стон.
Кто скажет «отмечен», а кто – «обречен».
Но чаша моя чем полнее, тем горше –
Вопросов не счесть, но ответ ли закон?


В пустыне, чистой, словно лист,
Я ведал письмена.
В молчанье сотканном повис
Как тонкая струна.

Я рек невидимый поток
Толкал по руслам вен
И долго высказать не мог
Один вопрос: "Зачем?" -

пр.
Зачем Ты нас создал?
И ангелы-братья мне рвали крыла?
Мы были, как звезды,
И каждому Ты подарил имена.
Теперь уже поздно:
Меж нами война.

На камне мудрою змеей
Я вился, словно ртуть.
Искал в движении покой,
Искал в познанье суть.

Неужто понял я Тебя
Не так, как Ты хотел,
И в этой книге бытия
В Твоих глазах сгорел?

пр.

Теперь я знаю Твой урок:
Кипящая смола –
Мне темный и ночной поток
И имя Князя Зла.

Но посмотри в мои глаза,
В них отраженьем – Ты!
Любовь – игла,
Слова – слеза
На грани пустоты...

пр.
Зачем Ты нас создал?
И был ли я в замысле точно таким?
И братья, как звезды,
Летели с небес со мной в пламя и дым.
Теперь уже поздно:
Мы разделены вечным шагом одним.

20. Побежденные.

(Даниэль. Князь, Вельзевул, Астарот, Асмодей, Левиафан, Бегемот, Велиал.)

Он знал, как нелегко совьется путь.
Предчувствуя судьбу,
Уверен в ней остался.
Оковы сняты, надо бы смеяться
от радости?
Но что ему? Судьбу
Свою перевернуть -
Вот сила в чем -
Из звонкой ноты мира
Стать мечом,
И пламя зажигать одним лишь только взглядом.
И с братьями познать всю глубину
Пути того,
Кто будет вечно рядом.
Теперь-то уж навечно мир – его.

В познании силы найдем ли порог? -
Война - только спор, не оконченный в срок.
Но в чаше одной так смешаются судьбы,
Что знать невозможно последний глоток.

Наверное, правда
Течет и меняется все.
Уж теперь-то, конечно,
Конечно, не завтра,
Но где-то нам выставят счет
За беспечность.

Кого будет мучить вопрос
Только строчкой означенной жизни?
И что там, за линией грез
Станет правдой, а что – только вымыслом книжным?

пр.
Кто-то объявит нас злом
И оденет нам маски – спасти свою совесть.
Кто-то, влекомый добром,
Попытается вновь перечесть нашу повесть.
Неравных здесь нет,
И чаши весов
Достаточно полны с любой стороны.
А Тьма или Свет,
Закон и любовь -
Как право и выбор, что всем нам даны.

Как силу затронув,
Мы выбор себе предречем,
Он теперь только ярче.
И падшему трону
Мы крылья свои отдаем –
О павших не плачут.

А в небе горит, рассыпаясь,
Шальная звезда, предчувствие чуда.
От слова «нигде» мы уйдем в «никуда» -
Пусть будет, что будет.

пр.

Какое же слово нам вложат в уста
Перед тем, как сказать, что виновны?
Но будет познаньем нам выданный знак,
Искупленный кровью.

Ответ и вопрос – только сонная тень,
До истины вечной простая ступень,
Вельзевул:
И кто разберет
В той игре
Политический ход?

21. Ангелы Тьмы.

(Даниэль. Бегемот, Астарот, Асмодей, Левиафан, Велиал.)

Мне кажется, я узнаю вот эту поступь, шаг
Все ближе, ближе, страшнее и неотвратимей.
Да, тогда так было -
Любимый, не любимый?..
Ответ нам не был дан.
Но позже мы его открыли все же.
И нету нам прощенья за то, что те другие.
И нету им ответа на вопросы.
Все сложно...
Почему все это так?

Приходит на встречу один, ожидает другой –
Бывает, что оба проходят своей стороной.
Но если на чаше напишем все ваши ответы,
Сумеет ли кто-нибудь выдержать искус такой?..

Просто:
Бог или Дьявол?
Просто:
В праве, не в праве?
Просто:
Мук отреченье?
Просто:
Исчезнуть в сомненье?

Сложно:
Познанье не в силах.
Сложно:
Что же там было?
Сложно:
Кто нас услышит?
Сложно:
Ниже иль выше?

пр.
Тайное знание, всем нам доступное,
Стало проклятьем,
Как что-то преступное.
Стало не истинной, только велением,
Знанье и чувство –
Одно лишь мгновение!

Просто:
Выбери веру.
Просто:
Каждому - меру.
Просто:
Истин прозренье.
Просто:
Нет в нас сомненья.

Сложно:
Кто здесь ответит?
Сложно:
Что там, за смертью?
Сложно:
Выстави знанье
Сложно:
На поруганье...

пр.
Книги сожженные, люди-поленницы,
Лица спасенные вертятся, вертятся.
Встретится так еретик, инквизиция, -
Что нам до них? Только снится мне, снится мне...

Просто:
Если не знаешь.
Просто:
Вздох – и взлетаешь.
Просто:
Сложно, как имя.
Сложно:
Просто с другими.

пр.
Души людей, чем вы нас неизменнее?
Так почему стали вашими тенями?
Так почему по ошибке прощение?
С вами Господь, а для нас – Сотворение?

А для вас – отпущенье грехов!

22. Темная истина.

(Даниэль. Князь, Вельзевул, Астарот, Асмодей, Левиафан, Бегемот, Велиал.)

Я слышал много версий, но исход
Один и тот же:
Вот горит восход,
С восточной стороны звездою Люцифер отмечен
Утренний предел.
Но день пройдет, и будет вновь закат
Ласкать наш взгляд на западе.
И первая звезда сияньем озарит
Погасший небосвод.
В руках моих живет
Не истина,
Но слово той Любви,
Что снова скажет тем, кто хочет знать:
Живи!
И верь своей Судьбе...
А что до выводов,
То каждый лишь себе
ответить должен,
Больше никому.
А Небо? Небо подождет.

Я знал – и не верил, я шел и летел,
В любви поднимался – в любви и горел,
И чашу свою, как огонь против фальши,
Я снова наполню, не зная предел.

Вижу в скрещенье мечей
Я кривую улыбку судьбы,
Знаю, что вы для меня были только посланьем Господним.
Каждый во фразе своей выбрал силу,
Чьим отблеском был.
Чувствую: суть бытия для меня не закончится Им.

Каждый выбрал себе
Свой вопрос и ответ,
Каждый шагом одним обозначил свой след.
Спросят только одно:
Кто был прав, а кто нет.
Но увидят ли свет?
Темной истины свет через тысячи лет.

Вижу Твои имена,
Словно россыпь камней у реки,
Знаю – идущий к воде оскользнется вслепую не раз.
Крылья мои за спиной
Остаются все также легки,
И небесам не закрыть темный свет Тебя видевших глаз.

Каждый выбрал себе
Испытанье огнем -
Это росчерк пера завизировал мысль:
Мы бессмертны в Тебе,
И Тобою живем,
Только нам выбирать, где тут верх, а где низ.

Вижу на каждом из нас
Отпечаток ладони Твоей,
Знаю, что время пройдет, но увы, не иссякнут вопросы -
Сколько на острие нас,
У реки позабытых камней.
Слово великой любви, как молчание, просто...

Каждый выбрал себе
Цвет небес и любви,
Каждый взгляд отточил о лучи своих звезд,
В неизвестной мелодии ноты свои.
Каждый сам написал
И ответ, и вопрос.

Каждый выбрал себе
Свой вопрос и ответ,
Каждый шагом одним обозначил свой след.
Спросят только одно:
Кто был прав, а кто нет.
Но увидят ли свет?
Темной истины свет через тысячи лет.

23. Победители.

(Даниэль. Габриэль, Микаэль, Рафаэль, Иегудиэль, Уриэль, Салафиэль, Варахиэль. Князь, Вельзевул, Астарот.)

Как там говорится?
Историю в лицах
Мне тут довелось прочитать.
Везенье сомнительно,
Но удивительно
Все то, что мне выпало знать.
И страшно, и больно,
Но все же довольно,
Чтоб выбрать свой путь и начать.
Я б сделал иначе!
Князь: (хлопая в ладони):
Отлично, мой мальчик!
Габриэль: (хватая Даниэля за руку, останавливая):
Постой, и позволь мне сказать!

Я Истины выбрал разящую суть.
Мой меч рассекал неподатливость пут.
Но чаша победы – как горечь ответа...
Уже – не простить. И уже – не вернуть.

Ответьте мне, братья,
Откуда взялось это чувство во мне?
И то же проклятье
Я вижу средь вас в наступающем дне.
И в самом начале,
Когда он пытался нам все объяснить,
Мы, право, не знали,
Куда приведет нас познания нить.

Так что ж вы молчите,
Подобные тем, что навеки мертвы?
Страницы закрыты,
А руки изрезала сталь синевы.
Стою перед вами
И чувствую тяжесть небес на крыле:
Какое же пламя
Он нам подарил, растворившись во мгле?..

Он ушел, одарив нас лишь тенью,
Что на райском песке словно крест,
Мы остались, едины в творенье –
Тот же шаг, тот же взгляд, тот же жест,
Но меж нами – сомненье...

Мы были едины,
В ладони Творца истекая лучом.
Но каждый отныне
Отдельным прозреньем гореть обречен.
Смотрю в ваши лица -
Отводите взгляды, дыханье вобрав,
Но раненой птицей
В них бьется вопрос:
«...А, быть может, он прав?..»

Да, может быть правым
Ушедший во мрак, и подобно ему,
Вкусили мы право
Взглянуть, проницая творенья тюрьму.
И ныне я верю:
Любовь, что искал он – не просто слова,
И заперты двери.
Но с уст воспаленных сорвется едва:

«Зачем Ты нас создал?..
Зачем та улыбка и шепот «Живи» –
Смотреть в Твои звезды?
Гореть без огня и любить без любви?
Теперь уже поздно...»

«Зачем Ты нас создал?..»

Конец второго акта